Tyoma: «Круто, когда лейбл вырастает в нечто большее, чем просто набор релизов на Beatport»

Имя московского продюсера и музыканта Артема Харченко для многих связано, прежде всего, с «Республикой Каzантип». Артем – автор нескольких Z-гимнов, в прошлом премьер-министр Республики и главный идеолог проекта Live on Mars, в рамках которого он активно продвигал на «Каzантипе» живую музыку.

Кто-то может помнить Артема по проекту R-Tem и группе Kooqla, обе вокалистки которой сегодня успешны в своих новых проектах: Ната Жижченко как ONUKA и Ната Смирина в группе Pur:Pur.

Между тем, сам Артем в самое ближайшее время готовится к возвращению на большую сцену. Последние несколько лет он был занят работой над новым музыкальном проектом TYOMA. В эксклюзивном интервью DanceRadio.lv опытный продюсер рассказал множество интригующих подробностей о дебютном альбоме и грядущем шоу TYOMA, премьера которого запланирована на апрель нынешнего года.

– Привет, Артем! Мы знаем, что ты на днях вернулся из Берлина, где выступал в клубе Ipse вместе с Butch и Youandme. Немецкая публика первой услышала твою новую музыку?
– Привет! Расскажу по порядку. В Берлине я отыграл классический виниловый сет, привез много новых и любимых пластинок, поэтому изначально ставил себе другие цели. Но специально для выступления я сделал диджей-версию третьего альбомного сингла «Reflection», который вышел в последний день зимы. Эта версия звучит очень по-немецки – такое мощное, напористое и в тоже время гипнотическое техно. Публика в Ipse услышала «Reflection» самой первой. В том числе, Butch и прочие ребята, кто был в ту ночь за пультом. Они сразу же попросили меня прислать им этот трек, чему я очень рад. Собственно, так мы его и задумывали. Раритетный unreleased, который будут играть диджеи, чьему вкусу можно доверять.

– Ты говоришь, что «Reflection» – это уже третий сингл из альбома. Возможно, мы упустили первые два. Хотелось бы узнать немного и о них.
– Ох, это долгая история! Самый первый сингл «Unclose» стал саундтреком к 22-му сезону «Республики Каzантип» еще в 2014 году. Пиано-версия этого трека, сыгранная моим давним приятелем – джазовым музыкантом Ури Гинселом, получила огромную популярность в социальных сетях, где ее публиковали и слушали совершенно разные люди.

Прошлой осенью я решил, наконец, выпустить «Unclose» как официальный релиз вместе с ремиксами от Asaga. Одноименный ЕР вышел на лейбле Kazantip Music. В декабре 2015 года свет увидел второй сингл с несколько нелогичным названием «1st». Ему предшествовал масштабный конкурс ремиксов. Мы привлекли в жюри продюсеров из знаменитой Riverside Studio – Мартина Айерера, Jade и дуэт Pan-Pot. Задача для них выдалась непростая: пришлось выбрать всего три работы из 150 ремиксов. Версии победителей в итоге вошли в официальный релиз.

К слову, «1st EP» открыл каталог моего лейбла Live on Mars, на котором я планирую выпускать собственные работы и музыку близких по звучанию интересных продюсеров. Хочется, прежде всего, поддерживать местных молодых ребят. Среди них множество настоящих талантов. Сегодня могу выделить двоих – это Саша Луговский (Marsbeing) и Ваня Смирнов (LP 77). Первый уже выпустил на Live on Mars сольный ЕР, второй готовится сделать это в ближайшее время. С Ваней мы давно в тесном творческом контакте, постоянно обмениваемся какими-то идеями, делимся советами.

Это круто, когда лейбл вырастает в нечто большее, чем просто набор релизов на Beatport. У нас что-то вроде комьюнити. Пока маленькое, но я надеюсь, что оно со временем будет расти.

– Сегодня на электронной сцене сложилась своего рода традиция: многие опытные, успешные артисты долгое время выпускают отдельные синглы, ЕР и годами созревают к работе над полноформатным альбомом. Ты решил стартовать сразу с крупной формы. Почему?
– Наверное, потому, что это уже седьмой мой альбом (смеется). До этого у меня выходило шесть альбомов: два с группой Kooqla, еще четыре годами ранее под псевдонимом R-Tem. То есть это привычная вещь для меня. Я уже их выпускал и хорошо понимаю весь процесс работы с этой самой крупной формой.

Другое дело, что в этот раз мне хотелось сделать нечто концептуальное, свести все треки в единое целое и сделать так, чтобы они складывались в общий сюжет с началом, кульминацией и развязкой. В целом, этот альбом я предпочитаю сравнивать с кино: в нем несколько сюжетных линией, для которых я использовал разные краски или звуки.

Соответственно, в какой-то момент я понял, что мне нужна более широкая палитра. Так появился оркестр или отдельные его части. Мы записывали струнную секцию, духовую секцию, виолончель. Получился интересный микс из классической и электронной музыки.

Было непросто сбалансировать настолько разные музыкальные стихии, сохранив при этом внутреннее напряжение между ними. Мы изрядно заморочились на стадии мастеринга и сведения. Я благодарен моим коллегам Хансу Бигеру из Берлина и Виму Булту из знаменитой студии Inlinemastering в Амстердаме. С их помощью все получилось. Какие-то треки я сводил сам, в каких-то помогали они. Я слушал, сравнивал, отмечал некоторые нюансы. Это потрясающий опыт. В западной школе саунд-инжениринга по-прежнему много своих секретов, о которых у нас здесь практически не знают.

– Многолетняя работа на «Каzантипе», наверняка, позволила тебе обзавестись множеством связей с зарубежными коллегами. Кто-то из них уже слышал твой новый альбом или знает о нем, и как они реагируют?
– Конечно! Для меня очень важно мнение некоторых знакомых музыкантов. Особенно тех, кто выступает на сцене, дает полноценные концерты. Естественно, я отправил им новый материал, собрал отзывы, по большей части лестные. Это приятно. Но еще больше мне нравится общаться вживую с коллегами, ставить друг другу музыку, смотреть на реакцию. Это помогает еще до релиза понять очень многое, собрать действительно полезные советы.

Мне, к примеру, говорят, что сейчас с такого рода музыкой будет очень непросто выйти на сцену. У треков из альбома нет прямой и понятной функции – это не техно и не хаус в чистом виде, это не музыка для танцполов или фона. Коллеги и друзья предупреждают, что я иду против правил рынка. Другие предполагают, что опережаю запрос. Все эти саундтреки, кинематографическое настроение – люди к такому пока не привыкли.

Во многом я с ними согласен. Но когда им показываешь весь концепт нашего живого выступления; все, что мы придумали, то, как мы обыграли название альбома «Mirror» (зеркало), то, как мы собираемся подать это на сцене – вместе с целой группой живых музыкантов и кучей синтезаторов, иными словами, когда раскрываешь весь концепт, тогда уже они говорят: «Ого, вау! Мы должны прилететь». Более того, некоторые уже даже купили билеты на самолет в Москву.

– То есть «Mirror» – это будет не просто релиз, а своего рода мультимедийная постановка?
– Да и здесь я должен сказать, что многим обязан ребятам из Cyber Tiger. На мой взгляд, они одни из лучших специалистов в Москве по части работы с визуальными формами и какими-то интерактивными инсталляциями. Собственно, с ними мы все это разрабатываем и придумываем. Это, наверное, все, что я могу пока сказать. Тот случай, когда проще будет один раз увидеть вживую, чем пытаться как-то описать.

– Можешь ли ты уже сейчас анонсировать, где и когда состоится премьера твоего шоу?
– Премьера состоится 16 апреля, на следующий день после международного релиза альбома «Mirror». К слову, уже сейчас открыт предзаказ на iTunes и всем, кто планирует посетить шоу, я советую заранее заказать релиз, чтобы успеть его послушать и оценить.

Премьера пройдет в новом клубе «Конструктор» в Москве. Название этого места говорит само за себя: в «Конструкторе» можно переделывать пространство так, как тебе хочется.

Перед нами изначально стоял целый ряд серьезных вызовов. Инсталляция за сценой будет внушительных размеров, и разместить ее совсем непросто. Кроме того, нам нужно найти место для 10 человек на сцене и погрузить клуб в полную темноту, так как многое в программе будет построено на игре со светом. Нам повезло: «Конструктор» соответствует всем этим требованиям, а значит, не придется отступать от изначальной задумки. Должно получиться эффектно.

– А что потом? Какие дальнейшие планы?
– Сейчас мы активно работаем над тем, чтобы сделать шоу «Mirror» максимально универсальным. Так, чтобы мы могли показать его во всех тех городах, где нас ждут, и где нам самим хотелось бы выступить. Мы пока не спешим с туром и больше думаем о грядущем лете – сезоне фестивалей. Это всегда отличная возможность показать себя новой аудитории, и мы будет пытаться ее использовать. Благо, в этом плане к нам уже есть встречный интерес.

Кроме того, хотелось бы показать шоу в каких-то нестандартных, неожиданных местах. Где-нибудь в пустыне на фестивале Burning Man или же, наоборот, в музеях, планетариях, арт-центрах. Вообще, пространство – это для меня такая же неотъемлемая составляющая проекта, как музыка или шоу. То, что оно может постоянно меняться – это удивительная возможность наблюдать за тем, как основная концепция «Mirror» постоянно трансформируется, приобретает новые очертания.

Ну и, конечно, в течение этого года, нам очень хотелось бы побывать в Риге. Я даже знаю несколько отличных мест, где я все это мог бы себе представить. Кроме того, это очень важный город лично для меня. Именно здесь я впервые побывал не только как артист, но и как турист. Это была моя первая поездка в Европу и первая зарубежная гастроль, что всегда волнительно и особенно хорошо отпечатывается в памяти.

– Спасибо за беседу.
– Спасибо и вам! Мне очень приятно, что к нам проявляют интерес друзья из Латвии. Все эти долгие месяцы подготовки я мечтал о том, чтобы проект стал чем-то большим, чем просто локальным московским явлениям. Я рад началу его международной истории и в целом, вниманию к нему.


X